1

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Переводчики пролетают следующим составом.

Об чём это я?

Да всё о том же — о «доступной среде». При этом, по меткому выражению Валентины Петровны Камневой, совершенно естественно и незаметно стали абсолютно недоступными понедельник, вторник, четверг, пятница, суббота и воскресенье.

При общении с коллегами-переводчиками складывается просто кровавая картина — переводчиков увольняют из системы профессионального и высшего образования повсеместно. Начался этот процесс и в моём колледже. Опишу его подробнее.

Глухие в «Строительном колледже № 26» (ныне «КАДР № 26») появились в январе 2011 г. — сразу на 1м и 2м курсах и большим составом — около 20 человек. На 2012/2013 учебный год был большой набор глухих на льготных основаниях — без вступительных экзаменов в спецгруппы с переводчиками. Спокойно набирались группы в 10–13 человек на 1й (после 9го класса) и 2й (после 11 класса) курсы. Общий поток составлял более 20 человек. Затем в 2013/14 и в 2014/15 учебных годах набора глухих не было. После того, как глухие студенты заволновались и написали открытое письмо в различные инстанции, набор глухих возобновили, но на общих основаниях: в 2015/16 учебном году среда стала резко доступней — на первый курс после 9-го класса был принят 1 (один) глухой; на первый курс после 11-го класса был принят 1 (один) глухой.
Итого — две штуки.
То есть доступность повысилась в минус десять раз.
На празднике вручения дипломов выпускной группе глухих (2015/16) в июне сего года, лучшей и опытнейшей переводчице нашего колледжа, сурдопедагогу Фирсовой Марине Анатольевне торжественно вручили предписание о сокращении. Летом 2016 года в наше отделение колледжа не принято ни одного глухого — на первом курсе у нас глухих нет.

В этом году пала знаменитая Бауманка — «Ломоносовский Университет» для глухих, которая более 80и лет готовила элиту элит среди образованных глухих, в стенах которой жила школа переводчиков-ассов, воспитавших не одну смену переводчиков жестового языка, к числу которых я имею честь принадлежать (поклон Т. Д. Оганес и М. С. Гуриной). В Бауманке всегда был самый многочисленный коллектив переводчиков в России — более 20 человек. Возглавляла их Елена Провоторхова. С этого года она там более не работает и коллектив переводчиков уже сократился в 2 раза. Руководитель «Головного учебно-исследовательского и методического центра», под началом которого все глухие Бауманки и находятся, известен своей антагонистической позицией полного неприятия жестового языка. Не желаю упоминать его фамилию. Летом мне передали его слова: «В Бауманке глухих не будет».
Всё.
Точка.
Для протокола — рассказала мне об этом не Елена.
Да и зачем руководителю ГУИМЦ головная боль с глухими?— для их обслуживания нужны переводчики, а они, вот гады, являются лидерами мнений среди глухих, потому что умные; и нужна их целая толпа; и о квалификации своей высокой они знают и платить поэтому им нужно хорошо; и в законах они, вумные, разбираются, — одни хлопоты. То ли дело пандусы, электроподъёмники на лестницах — один раз заплатил, поставил на баланс, получил тот же коэффициент бюджетный «2» — и забыл про все проблемы!
А то, что глухие отправились в пролёт — да кого это волнует!
Ну вымрут переводчики вслед за этим — да их и так мизер остался — и не заметит никто, как оставшиеся скопытятся.
Благодать!

Следующая тенденция, имеющаяся в вузах, которая уничтожает на корню возможность трудоустройства тех же «усохших из Бауманки» переводчиков в другие вузы:
По закону глухим предоставлены равные возможности для поступления в вуз. Это значит, что в любом учебном заведении, куда он обратится с заявлением — ему обязаны предоставить переводчика. Руководство вуза получило проблему и решило её, заключив договор с местным отделением соц. защиты об оказании переводческих услуг «в случе если». На этом основании переводчикам отказывают в приёме на работу в вуз: «у нас есть договор, нам пришлют переводчика».
По информации, дошедшей до меня — так дело обстоит не в одном вузе.

Сейчас нас нагнала демографическая яма 90х. Группы глухих не набираются повсеместно — не с кого набирать, и переводчиков из системы образования выдавливают разными путями: зачем переводчик, если переводить некому. Но через год-два яма пройдёт и глухих снова будет больше — они уже подрастают. Только переводчиков, даже того мизера, что есть сейчас, уже не останется.

Переводчики жестового языка из системы среднего и высшего образования — это элита нашей профессии, которая набирает свою высшую квалификацию годами и десятилетиями, соединяя в себе множество компетенций.

Чтобы дожать этих немногих — немного усилий и надо.

Хочется крикнуть — «Вы, принимающие решения! Вы хоть немного думаете о следующем шаге! что вы завтра с этими глухими делать будете?».

А куда прибывают отправившиеся в пролёт глухие?

А прибывают они вот куда.

Ранее, то, о чём я скажу далее, было как бы всем известно, но не шибко заметно. Ну, как Луна — есть, но не греет, да и светит не особо. В общем — жить не мешает, и ладно. Так было и в моём восприятии до одного момента: на очередных курсах жестового языка, которые я читал, среди моих студентов оказался подполковник полиции. Как и все студенты, при знакомстве группы, он рассказал о себе — почему занялся жестовым языком. Скажу сразу: по его просьбе, основанной на ведомственных приказах, я не назову публично его имени и фамилии. Назову только звание — подполковник. И работает он в одном из СИЗО с глухими.
Оказалось весьма поэтично и жутко: я, работая в образовании, глухую молодёжь в жизнь выпускаю, а он их на финише принимает. Молодых.

Так вот, по рассказу этого подполковника, потрясшего меня и всю группу курсантов, количество глухих преступников среди глухих вообще — растёт большими темпами. Основной его «клиентурой» является молодёжь. И подвизается глухая молодёжь в двух специальностях: наркота и проституция. Обоего пола. И вторая стезя цветёт пышным цветом; и глухие, особенно мальчики, пользуются особым спросом у слышащих «клиентов», ибо — экзотика, будь она проклята.



У меня волосы дыбом встали.



Вот толпы таких «специалистов», окончивших такие «университеты» массово получат чиновники от образования.

Чиновники от образования — а вы что хотели? — молодые, сильные абсолютно здоровые ребята, только лишённые доступа к информации и возможности социализации — они что, растворяться?

Глухие никуда не денутся.

Глухие получат своё образование. Только вы ему рады не будете.

И в этом «обучении» переводчики действительно — не нужны.

Нужно только колоний построить побольше. С автоматчиками.

И строительство начинать надо уже сейчас.



P. S. Уважаемые коллеги-переводчики.
Давайте активнее объединяться и обмениваться информацией — всеми фактами ущемления прав переводчиков и глухих.
Это наши проблемы и наши подопечные.
По одиночке каждого из нас раздавить легко.
Только вместе мы сможем помочь друг-другу и нашим глухим.

Log in to comment

Добавлен: 11 мес. 2 нед. назад ?втор: Кузьмин Вячеслав Вячеславович #101
Вячеслав Вячеславович Кузьмин аватар
Мы Стране не нужны.
Глухие Стране не нужны.
Выгоднее всего нас игнорировать.