1

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В общественном сознании существует одна проблема, о которой оное общественное сознание не подозревает: какими словами именовать людей с проблемами слуха? — большая часть общества именует их «глухонемыми», вызывая усталую ярость у именуемых.

Немного оправдаем общественное сознание — термин «глухонемой» действительно раньше существовал до 50-х годов XX века для данной категории лиц; да и сейчас он применяется для другой очень узкой группы неслышащих.

Разберёмся в мухах и котлетах.

На протяжении тысяч лет неслышащие, и, соответственно, неговорящие люди считались необучаемыми и влачили полуживотное существование; первые школы для глухонемых появились лишь несколько сот лет назад, что по меркам истории сущий миг.

Но за этот краткий миг успела сформироваться, окрепнуть, и, в середине XX века сделать прорыв и выйти в массы, наука «сурдопедагогика». Глухонемые стали обучаемыми; поголовно и в обязательном порядке. У глухонемых появился язык и они перестали быть немыми. Так «глухонемые» стали просто «глухими». И, более того, глухие стали воспринимать себя как нацию; и у этой нации есть самоназвание Глухие, также как у русских — Русские, также как у любой другой нации. Внимательный читатель может возразить: «какой ещё язык?! они только мычат да кривляются и руками машут! сам на остановке видел и ничего у них не понял». Ответ на это возражение простой: язык глухих — жестовый; и если мы не понимаем иностранца, болтающего на языке Шекспира или Дюма — нам же не приходит в голову называть его немым лишь на основании нашего непонимания?

Поэтому наименование «глухонемые» для самих глухих звучит глубоко оскорбительно.

И для журналистов, пишущих на какую-либо тему о мире глухих, непростительно, и глубоко непрофессионально искажать самоназвание представителей этого мира, тем самым невольно оскорбляя их.

Здесь следует осветить ещё один момент, касающийся этики.
Нам известно много педагогов, профессионалов других профессий, пересекающихся в своей работе с глухими и относящимися к ним крайне уважительно. Среди этих специалистов распространено мнение, что некорректно называть этих людей 'глухими', гораздо этичнее именовать их 'слабослышащими'».
Это несколько неверно.
Также, как среди Русской нации, говорящей на русском языке есть Вологодцы со своим окающим говором, Москвичи, всегда акающие, и множество других говоров, — так и среди Глухих есть свои внутренние градации: слабослышащие; позднооглохшие; и так далее; — эти термины уже ближе к медицине. Так что, корректным, во всех отношениях, является-таки наименование «глухие».

Но «глухонемые» есть и сейчас; и есть, также, «немые».
Кто это?

Если очень просто и коротко, глухонемые — это «му-му»; то есть — герасимы из «Му-му», глухие из дальних деревень, непопавшие с детства в систему специального образования; это глухие, неовладевшие никакой речью; только их правомерно называть глухонемыми. Глухой, закончивший Бауманку, МГУ, или простой колледж, и, даже, школу, — ну никак не подходит под му-му!

Последняя экзотическая категория — «немые». Это люди слышащие, имеющие дефект или повреждение речевого аппарата в такой степени, что не позволяет им говорить. К этой категории можно отнести и маугли, хотя у последних может и не быть никаких физиологических нарушений вовсе.

И так, подводя итог, скажем, что называть людей с проблемами слуха следует «глухими» — это и этично, и корректно терминологически.

Log in to comment