1

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Юлия ГРЕЧЕНКОВА
Марина ХРОМОВА
Тульские Известия

Изучение жестового языка похоже на игру «крокодил». Ведь глухие общаются, передавая друг другу образы жестами.

Язык глухих как иностранный

Чтобы сказать на жестовом языке о звёздном небе, надо сложить пальцы щепотью и «приложить» её несколько раз к пространству перед собой. Ну вроде как действительно расставляешь на небе эти светящиеся точки. Если потребуется поведать об одной-единственной звезде, просто двумя указательными пальцами выводишь её пятизубцовые очертания. Звезда на погонах – как «небо в клеточку» – решётка из наложенных друг на друга пальцев. И есть большая жестовая разница между тем, как идут: человек, дождь и часы.

На курсах сурдоперевода учат понимать действительный смысл слов. И подбирать к нему самый подходящий образ. Считается, те, кто овладел речью глухих, лучше понимают русский.

Иногда этот язык изучают не как единственно возможный, а в качестве иностранного. Логично, что так поступают сурдопереводчики. И сотрудники школ и детсадов для детей с поражениями слуха. И спасатели МЧС. Потому что нельзя предугадать, кого придется выручать из беды, – может так статься, что неслышащего. И ещё потому – и это не так очевидно, – что человек в состоянии шока утрачивает на какое-то время способность говорить и понимать речь. Единственным способом достучаться до него в этом случае становится язык глухих.

Об этом рассказала нам руководитель психологической службы МЧС по региону Наталья Мазурова. Она окончила школу сурдопереводчиков, организованную Тульским отделением Всероссийского общества глухих.

Запустить обучение удалось благодаря гранту от администрации Тулы. Преподавателя – директора учебно-методического центра Всероссийского общества глухих Людмилу Михайловну Осокину – пригласили из Москвы.

Курсы длились 12 дней, и обучить на них удалось около двух десятков человек. Их собирали с миру по нитке – отправляли запросы в разные социально ориентированные организации, ведь глухому, само собой, тяжело договариваться с необученным жестовому языку сотрудником госструктуры.

Жестовый международный

Язык жестов, говорит Людмила Михайловна, богаче, чем можно предполагать. В нём есть жесты-параллелизмы, позволяющие отразить многозначность слова. Но в целом он обделён той живостью и вариативностью, что присущи обыкновенной речи.

– Русский язык располагает множеством синонимов, – констатирует преподаватель. – Мы можем сказать «дом». А можем – «изба, хата, сруб, фазенда, жилище». Жест не отразит таких оттенков.

Говорят, когда общаются два самых обычных человека, действительно услышанными и понятыми становятся лишь 10 процентов информации. Всё остальное теряется где-то по пути, потому что один не так сказал, другой что-то своё понял. Каковы потери и искажения смыслов при разговоре на языке жестов – сложно предположить. Скудность «слов» компенсируют, конечно, эмоции. Беседа двух неслышащих со стороны кажется взрывоопасной.

Язык жестов в общем и целом универсален для жителей разных стран. Хотя есть и лексические расхождения, вызванные ментальностью, различием в укладе жизни. К примеру, у нас, чтобы сказать «женщина» – прибегнут к жесту, будто голову покрывают. А в Германии изобразят пышную грудь. В целом, двое глухих с разных континентов поймут друг друга куда лучше, чем двое слышащих.

Три уровня

Стандартное занятие в школе сурдоперевода начинается с разминки рук. Все катают в ладонях маленький пластмассовый шарик – колючий, как незрелый плод каштана.

Потом Людмила Михайловна Осокина демонстрирует жесты, остальные повторяют.

Перед учениками преподаватель ставит и задачки посложнее: как жестами передать переносные смыслы и всякие «красивости», характерные для стихов и песен, например. Удивляет: даже всю жизнь говорившие лишь на жестовом языке и другого никогда не знавшие с трудом справляются с предложенным заданием, упускают нюансы.

Эти курсы – уровень базовый, позволяющий освоить около тысячи жестовых знаков. В идеале же нужно пройти три уровня подготовки. Следующим станет теория перевода. Третий же предполагает освоение специфического словарного запаса, характерного для юристов, например, или врачей. Ну, такие дебри – для тех, кто решил работать сурдопереводчиком.

Источник: Тульские Известия.

Log in to comment