1

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Накануне великого праздника «Дня переводчиков русского жестового языка», по старинке именуемых сурдопереводчиками, появились весьма любопытные (новое слово в лингвистике жестового языка!) публикации. Чтя любимый профессиональный праздник, автор удержался от некоторых резкостей, а потому пытается утолить нездоровый интерес к «открытиям» сейчас, когда праздники прошли.

И так.
Явление 1-е!
«Ридус. Агентство гражданской журналистики» 31 октября 2013 года опубликовало спецрепортаж Дмитрия Строганова «Стихотворение на пальцах. Россия отмечает день сурдопереводчика».

Явление 2-е!
Публикация в федеральной газете «Ведомости»: статья от 01.11.2013 г. в номере 39 (371)«Учёба на пальцах» Сергея Петрова.

Необходимое предисловие. Нудное

Предупреждая реплики о том, что Дмитрий Строганов и Сергей Петров могли неточно процитировать эксперта (Анну Анатольевну Комарову, директора «Центра образования глухих и жестового языка»), необходимо привести выходные данные Агентства:

  • название издания: Агентство гражданской журналистики «Ридус» (Ridus.ru);

  • учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Илона»;

  • главный редактор: Николай Вальковский;

  • распространение: бесплатное;

  • телефон редакции: +7 (499) 984-55-24;

  • электропочта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.;

  • регистрация: Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77–47074, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 12 октября 2011 года.

Газета «Ведомости» в представлении не нуждается.

Из вышеизложенного следует, что «Ридус» и «Ведомости» — юридические лица, средства массовой информации, которые легко привлекается через суд к ответственности за клевету и распространение ложных сведений, буде таковое случится.

Необходимо сказать, что автор знает, как готовятся к публикации репортажи с высказываниями экспертов и интервью: репортёр согласовывает финальный текст с экспертом, чтобы последний мог проверить правильность своих цитат и корректность материала в целом. Согласование проводится письменно и хранится у корреспондента, дабы он мог доказать, что не внёс искажений в публикацию. Также, согласование с экспертом, страхует корреспондента от ошибок из категории «не в теме». Потому как, корреспондент «не в теме», по определению; «в теме» эксперт.

А это значит — тексты спецрепортажа «Ридуса» и статьи «Ведомостей» были согласованы с экспертом — Анной Анатольевной. В противном случае они не могли быть опубликованы вовсе.

И так, вопрос 1: сурдоперевод: это с русского на каковский? Или: сурдопереводчиков на мыло!

Цитата из спецрепортажа «Ридуса»:
«сурдоперевод, который относительно недавно дублировал сообщения телевизионных новостей, никакого отношения к жестовому языку не имеет. «Сурдоперевод, который мы раньше видели по ТВ, — это калькированная русская речь: с помощью жестов диктор обозначает буквы», — пояснила директор “Центра образования глухих и жестового языка” Анна Комарова. — «В повседневной жизни мы используем дактильную азбуку только для обозначения имён собственных и специальных терминов. Это своего рода письмо руками в воздухе. Жестовый же язык ничего общего с русским не имеет. У него своя грамматика, своё развитие. Мы передаём не звуки и буквы, а смыслы».

Итак, Анной Анатольевной дан посыл, что:

  • сурдоперевод никакого отношения к жестовому языку не имеет;
    жестовый язык не имеет ничего общего с русским языком (жестовый язык – это действительно другая лингвистическая система, т. е. другой язык), но причём здесь сурдоперевод, если вообще перевод – это передача информации из одной лингвистической системы средствами другой, не более и не менее;

  • дикторы-сурдопереводчики с помощью жестов обозначают звуки и буквы без смыслов, а у Анны Анатольевны Комаровой и её учеников, теми же самыми жестами передаются именно смыслы.

Автор сильно интересуется: сурдопереводчики жестами передают буквы (жестами – какого алфавита? Есть понятие дактилологии, но это отнюдь не жесты, а пальцевое письмо), а чем они, тогда изображают слова?

У всех, особо не продвинутых ни в жестах, ни в языках, вывод:
сурдопереводчики жестового языка не знают, технологией перевода не владеют — не умеют передавать смысла переводимой речи. (А передача смысла является основой основ любого перевода с любого языка). А, соответственно, это и не переводчики вовсе, а так, восточные танцоры — те тоже чегой-то там ручками крутят, изображают красиво, а языком своих клиентов не владеют, ни-ни!

Это основание для немедленной дисквалификации и увольнения.
Срочно!
Всех!
А деньги отобрать,
причём за всё время их фальшивой работы!!!
И нечего тут кричать о статусе сурдопереводчиков,
отмечать День сурдопереводчика, наводнять этими «лишними» людьми
учебные заведения, суды, социальную сферу и т. д!
Ишь, прыщи на теле глухих присосались…

Уже более пятидесяти лет существует Учебно-методический центр ВОГ, который более чем пол века готовит высоко профессиональных сурдопереводчиков, и обладающий общепризнанным неоспоримым, в ВОГовской среде, авторитетом, сравнимым, разве что, с авторитетом курсов иностранных языков МГИМО и МИДа. Обучение в УМЦ ВОГ всегда стояло, и стоит, на двух китах: углублённое понимание русского языка и корректная передача смысла, посредством жестового языка. По окончании даже первой ступени обучения слушатель курсов понимает, насколько глубоко необходимо знать русский язык, для корректной передачи смысла жестовым языком так, чтобы донести информацию, и её смысл, глухому человеку. Окончившие полный цикл обучения в УМЦ ВОГ получали право перевода в судах. А здесь сурдопереводчику необходим высочайший уровень квалификации, т. е. владение русской и жестовой речью, так, чтобы обеспечить взаимопонимание судьи и глухого. Именно ВЗАИМОПОНИМАНИЕ! В зале суда сурдопереводчик работает под подпиской об уголовной ответственности за некачественный и недостоверный прямой и обратный перевод.

По-поводу профессионализма и знания языка.
Многие дикторы-сурдопереводчики — дети глухих родителей, и жестовым языком владеют с детства. Они билингвисты: т. е. оба языка для них «родные». Это профессионалы высочайшего уровня, отдавшие служению нелышащим всю свою жизнь, а потому любимые многими поколениями глухих по всей России.

С момента открытия сурдоперевода на телевидении, дикторы-сурдопереводчики были в числе преподавателей УМЦ. Среди них были Майя Семёновна Гурина, Татьяна Дмитриевна Оганес, Людмила Алексеевна Овсянникова, и др. (у которых автор имел честь учиться жестовому языку и сурдопереводу). Более того, поднималась культура, эстетика жестового языка (явный регресс которого виден, особенно в регионах, в настоящий момент). Передача же смысла в любом, не только жестовом, языке является основой основ. Без этого перевода не существует в принципе. Это называется «точность, адекватность перевода». Автор пробовал переводить в учебных заведениях на чистом РЖЯ. Глухие обижались и говорили: «Нам нужно подробно…»

Вопрос 2-й. Новое слово в языкознании — дактилирующий язык?

Всероссийская газета Ведомости — солидное и авторитетное издание. Статья «Учёба на пальцах» Сергея Петрова, интервьюируемый эксперт также — Анна Анатольевна:

«Между тем у российских глухих есть три языка: русский жестовый язык, калькирующий жестовый язык, а также дактилирующий. Первый — основной, он передаётся из поколения в поколение в семьях глухих. «Жестовый язык существует не меньше 250 лет…», — рассказывает Комарова. «У него своя грамматика, свой порядок слов… Второй — калькирующий… В советское время считалось, что глухой человек должен быть пусть бледной, но копией обычного человека, поэтому он должен пользоваться калькирующей жестовой речью. Это не настоящий жестовый язык, это русский язык, пословно переданный с помощью жестов», — пояснила Комарова. «Наконец, дактилирующий язык…».

Это утверждение достойно Нобелевской премии! Открытие века! Новая лингвистическая система — дактилирующий язык! Это тот, который высунуть можно и облизаться? Лизнул в одну сторону — точка, в другую — тире, а так поболтал — восклицательный знак!

Для неспециалиста аргументы Анны Анатольевны крутые, термины — истинные.

Но обратимся к Иосифу Флориановичу Гейльману, исследователю русского жестового языка, впервые описавшего в 50-е годы русский жестовый язык (Гейльман И. «Ручная азбука и речевые жесты глухонемых», М., КОИЗ, 1957), автору лучшего и не превзойдённого до сих пор словаря жестов, основателя знаменитого ЛВЦ — Ленинградского восстановительного центра ВОГ: в своей книге «Дактилология», Павловск, 1981, И. Ф. Гейльман в первом абзаце пишет: «Дактилология — пальцевая азбука… К ней прибегают как к коммуникативному средству в разговорно-обиходной речи, публичных выступлениях, службе перевода, её всё шире применяют в специализированных учреждениях в качестве вспомогательной знаковой системы для формирования словесной речи, обучения грамоте».

И так: дактилирующего языка не существует.
Дактилология — вспомогательная знаковая система (азбука), способствующая формированию словесной речи, повышению грамотности глухого и передачи слов, для которых нет жестовых аналогов (имена, названия, термины, и т. д.).

Вопрос 3-й: калькирующая бессмыслица?

Анна Анатольевна! вы сказали, что: «В советское время считалось, что глухой человек должен быть пусть бледной, но копией обычного человека, поэтому он должен пользоваться калькирующей жестовой речью».

Автор смеет утверждать, что в советское время так НЕ считалось.

Вы используете ныне модный антисоветский конёк: плохой советский строй унижал человеческое достоинство глухих и заставлял уподобляться слышащим посредством карательного инструмента — калькирующей жестовой речи.
Но теперь всё хорошо! гнёт сброшен — глухие свободны!
Глухие теперь не «копии»!
Глухие — уникум!

Но «свободны» от чего?
Автор застал времена СССР и хорошо помнит, что среди учёных было много глухих; среди инженерной интеллигенции глухих была масса — тысячи высоко квалифицированных  «лингвистически-угнетённых» глухих инженеров и рабочих трудились на сотнях заводов. И везде были бригады квалифицированных сурдопереводчиков.

Сейчас же глухие учёные — музейная редкость; а инженеры и рабочие…
Подавляющее большинство современных «лингвистически-свободных» глухих
не в состоянии прочесть и осмыслить периодическую литературу,
не говоря уже об инженерных и научных текстах.
Деградация массовая.

Особенностью жестовых языков (русского и других национальных, а так же международного жестового языка) является отсутствие письменности в языке. Они (жестовые языки) существуют только в «устно-визуальной» форме, так как жест динамичен, а письменность статична: на данном этапе развития человечества это непреодолимая несовместимость. Таким образом, любой жестовый язык, хоть и является самостоятельным признанным, но неразрывно связан с соответствующим национальным лингвистическим языком. Перед глухим и обществом стоит задача не только инклюзии, но и интеграции, а это требует не только от слышащих умения вступить в контакт на жестовом языке, но и владения глухими русским языком, так как они живут в мире слышащих. Интеграция — процесс обоюдный, двусторонний. А значит, любой глухой обязан знать и владеть (минимум на уровне письменности и понимания) соответствующим национальным лингвистическим языком — в России — русским и тем, что неверно называется «калькирующим жестовым языком», в силу того, что весь объём информации воспроизводится именно на русском языке. Незнание — соответственно возводит информационные и социальные барьеры, делает недоступным знание и информацию, а глухого превращает в люмпена.

Анна Анатольевна, вы говорите, что «калькирующий жестовый язык — это не настоящий жестовый язык». В другой публикации Вы говорите, что «жестовый язык ничего общего с русским не имеет». Однако, в книге Маргариты Наумовны Фрадкиной «Говорящие руки: тематический словарь жестового языка глухих России», выпущенной Московской городской организацией ВОГ в 2001 году с предисловием кандидата педагогических наук, председателя МГО ВОГ Владимира Заурбековича Базоева, во «Введении» сказано, что «жесты являются эквивалентами слов (словосочетаний, понятий) русского языка». Сурдоперевод на телевидении, в средних и высших образовательных учреждениях ведётся на смысловом калькирующем жестовом языке, чтобы глухой узнал материал в учебнике, понял смысл литературного или научного устного и письменного текста, успешно сдал экзамены адекватно «узнав» (поняв) вопрос, мог обучиться специальности, устроиться на приличную работу.

Анна Анатольевна! Противопоставление русского, калькирующего жестового и русского жестового языков — опасное сектантство!
Проигравшими здесь будут только глухие.

Вместо заключения

Анна Анатольевна! позвольте ещё один ма-а-аленький риторический вопросик:
вы, кажется, лингвист? Прошу пояснить как переводчик — простому русскому переводчику жестового языка, следующий переводческий казус: «Центр образования глухих и жестового языка». “Центр образования глухих” — понятно: образование глухих, в смысле — повышение их грамотности. “Центр жестового языка” — тоже было бы понятно — изучение и развитие жестового языка. Но “образование глухих И жестового языка” — суть, что ведётся образование глухих и образование жестового языка. Так, оказывается, Вы его образовыватель, т. е. — создатель? Может Вы так увлеклись созданием, что забыли считалочку: «А» и «Б» сидели на трубе. «А» упало, «Б» пропало, кто остался на трубе?»


Ответ Анны Анатольевны Комаровой

Log in to comment

Добавлен: 3 года 10 мес. назад ?втор: Харламенков Алексей Евгеньевич #49
Алексей Евгеньевич Харламенков аватар
Анна Анатольевна ответила на эту статью на своей странице ВКонтакте.
Поскольку она не зарегистрирована на сайте Сообщества, считаю корректным привести здесь её ответы полностью:
Комарова А. А. пишет:
Смешно! Конечно, я Вам тоже буду возражать. Просто, может быть, Вы до этого прочитаете мои комментарии к вышеуказанным публикациям? Ошибка номер один- никто давно с интервьюированными текст публикации не сверяет.
31 янв в 0:34

Вечером увидела статью А. Харламенкова (?) . Первое ощущение – ну, черт возьми, зачем мне отвечать на этот дурно пахнущий маразм? Работы сейчас выше крыши, вечер пятницы жалко на это тратить. Но, увы, видимо, придется писать, просто из уважения ко всем нашим дорогим и любимым членам группы.
О чем статья?
1) Это комментарии на две публикации. Уже писала, что давно никто с «экспертами» не согласует публикации, как бы автор не пытался утверждать обратное и приводить исходные данные вышеуказанных СМИ. См. мои комментарии, которые были и в группе, и в Ридусе сразу после публикации. Повторяться не хочу. Кому более интересны боле объективные публикации, я уже писала о Большом Городе и Московском Комсомольце. Все мои убеждения, взгляды, идеология, если хотите, а также позиция по терминологии излагаются в МОИХ статьях, заметках, комментариях, иных публикациях, в открытых выступлениях, многие из которых записаны на видео. Поэтому объяснять какие-то сомнительные лже - выводы г-на Х….ва, построенные на проходящих статейках я не считаю здесь нужным.
2)Однако, зачем появилась эта чудо статья в духе лучших советских «подвалов»? Мне кажется, что с одной стороны, это обыкновенная заказуха. С другой стороны, это попытка столкнуть лбами нашу защиту жестового языка глухих России (РЖЯ – подлинного языка глухих) с работой старых опытных переводчиков, прошедших школу Гейльмана и Игнатенко. Вот это уж действительно глупо. Моя глухая мама боготворила Д.Н.Стопановскую, мой слепой, но слышащий дедушка неутомимо писал письма в Правительство СССР о необходимости переводчиков на ТВ, и, оказалось, не зря. С И.Ф. Гейльманом мы дружили все мои школьные годы. Да неужели я или любой адекватный глухой может сказать: «Гурина, Котельская, Ромашкина – плохие переводчики?!!». Да, никогда в жизни, побойтесь Бога! Да всем переводчикам низкий поклон за всю их работу! Просто речь идет о том, что нужно учиться языку и пользоваться языком самих глухих (желательно из семей глухих), это принципиальный подход. Я не буду поправлять английский язык англичан, хотя вроде знаю его неплохо. Не хотела повторять многократно цитируемую мной фразу одного известного переводчика: «Нельзя опускаться до уровня глухих, надо подтягивать глухих до нашего уровня!» Не глухие для переводчиков, а переводчики для глухих и других слышащих, которым нужно общаться.
А что касается перевода на ТВ, так это не секрет, что многие глухие смотрели, просто, чтобы полюбоваться, приятно было очень. А какой это был мощный фактор привлечения внимания к проблемам глухих и их языку! Сами глухие утверждали, понятно около 30%, многим требовался второй перевод – один «самый умный» смотрел на КЖР и быстро переводил на РЖЯ или объяснял потом. Моя мама, читавшая все возможные газеты, понимала «о чем», но далеко не все подробности сводки новостей. А то, что остались на некоторых местных каналах переводчики – только отлично. Другое дело, спросите, кого бы хотели смотреть сами глухие - глухого или слышащего, рассказывающие новости на РЖЯ, или переводчика на КЖР?
3) О разнице РЖЯ и КЖР писалось сто раз, глупо здесь повторять. Раздражает г-на Х…ва (плохая память на фамилии) Зайцева, Комарова, Давиденко, ну читайте любого другого зарубежного лингвиста. Другое дело, я против проведения железного забора между этими коммуникативными системами, ведь в разных коммуникативных ситуациях и глухие, и слышащие ведут себя по-разному, очень часто и те, и другие прибегают к некому промежуточному варианту с разным преобладанием черт РЯ или РЖЯ.
4) О переводе в ВУЗах и вообще в учебных заведениях. Тут проблема вообще иная. Неленивые люди по этой проблеме диссертации пишут, в международных конференциях только по этой теме участвуют. Но г-н Х….в, по-видимому, не в курсе. На разных этапах обучения используются совершенно разные виды перевода. В разных странах в ВУЗах также есть свои традиции перевода. Но общий принцип – да, это РЖЯ или национальный жестовый язык (не сокращенный или убогий как автор считает). В любом случае, национальный ЖЯ обязателен на этапе объяснения нового материала. Другое дело, что в наших ВУЗах не предусмотрены для глухих студентов дополнительные note-takers (слышащие помощники, которые пишут конспекты), и далеко не всегда есть подходящий раздаточный материал. Поэтому, конечно, переводчикам нужен КЖР, то есть русский язык руками, который легко и удобно записать для конспекта (хотя попробуйте проверить понимание глухими студентами содержания написанного, но это уже проблема нашего спецобразования).
5) Увы, я про себя выделила только час на эту писанину, а уже час прошел. Кажется, на какие-то гавки я так и не ответила. Но вот заключительный комментарий г-на Х…..ва абсолютно хамско-невнятный. Хотелось послать «НА», но подумалось – а ведь более 27 тысяч входят в группу «Центра образования глухих и жестового языка», имеют право знать, почему появилось такое название. Наш Центр вырос из билингвистической гимназии, открытой в 1992 году Г.Л.Зайцевой. Сразу стало ясно, что проблема, за которую взялись тогда, включает в себя намного больше аспектов-направлений, чем просто обучение глухих школьников по новым программам на двух языках. Это и проблема ранней помощи, и консультации родителей, обучение дошкольников, разработка новых программ, обучение ЖЯ родителей, переподготовка педагогов, а для всего этого нужны чисто научные и прикладные исследования лингвистики РЖЯ. Вот так в марте 1998 году появился Научно-методический Центр социально-педагогических проблем образования глухих и жестового языка, а с 2011 года Центр носит имя профессора Галины Лазаревны Зайцевой. При всеобщем стремлении к лаконизму – просто ЦОГиЖЯ.
01 фев в 14:52
ВКонтакте