Устав «Всероссийского Союза переводчиков русского жестового языка “СурдоЦентр”»

1

Утверждён
Общим собранием учредителей
Общественной организации
Протокол № 1, 07 августа 2012 г.

Устав
«Всероссийского Союза переводчиков русского жестового языка “СурдоЦентр”»

(общественной организации без образования юридического лица)

  1. Общие положения

    1. Общественная организация является основанным на членстве общественным объединением, созданным на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан.

    2. Полное наименование: Общественная организация «Всероссийский Союз переводчиков русского жестового языка “СурдоЦентр”» (далее по тексту — Союз).

      Log in to comment
      Подробнее...
1

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Современной науке давно известно о существовании людей с полной или частичной потерей слуха. Виды и классификации органической природы данного явления, изучены, и уже сейчас предпринимаются попытки излечения дефектов слуха. Нам ясна и понятна медицинская, биологическая сторона данного вопроса. Но нас интересует психологическая и социальная. Предположительно, что у людей с дефектами слуха, возникают проблемы в социализации, и социальной адаптации, об этом свидетельствуют периодические публикации в СМИ. Именно по этому, мы заинтересовались данной проблемой, и в связи с этим, вышла в свет работа «Девиантное поведение у людей с нарушением слуха». Целью работы было – определить предпосылки к девиантному поведению у людей с нарушением слуха. Проанализировав литературу, и публикации сурдопсихологов, сурдопедагогов, и другие издания, связанные сданной тематикой, Мы пришли к интересным выводам. Прежде всего, следует отметить, что 10% населения земли, имеют те или иные дефекты слуха, из них, примерно 1,5–2% страдают тяжёлыми нарушениями. Таким образом, примерно 13 млн. россиян имеют те или иные дефекты слуха, а около 300 тыс. считаются инвалидами. При этом ежегодно в России появляется на свет 1,5 тыс. глухих детей, ещё 2 тыс. приобретают глухоту в течение первых двух лет жизни. Важно отметить, что глухота и тугоухость не совсем идентичные понятия.

Глухота — стойкая потеря слуха, при которой невозможно самостоятельное овладение речью и разборчивое восприятие речи даже на самом близком расстоянии от уха. При этом сохраняются остатки слуха, позволяющие воспринимать громкие неречевые звуки, некоторые звуки речи на близком расстоянии. По аудиометрическим данным глухота — это не только снижение слуха выше 80 децибел, но и потеря или снижение слуха на различных частотах. Особенно неблагоприятным является потеря или резкое снижение слуха в области частот, относящихся к речевым.1.

Тугоухость — стойкое понижение слуха, при котором возможны самостоятельное накопление минимального речевого запаса на основе сохранившихся остатков слуха, восприятие обращённой речи хотя бы на самом близком расстоянии от ушной раковины.

Глухие и слабослышащие (тугоухие) различаются по способу восприятия речи. Глухие овладевают зрительным (по чтению с губ и лица собеседника) и слухозрительным (при помощи звукоусиливающей аппаратуры) восприятием словесной речи только в процессе специального обучения. Слабослышащие могут самостоятельно овладевать восприятием на слух речи разговорной громкости в процессе естественного общения с окружающими. Значение зрительного восприятия речи возрастает в зависимости от тяжести нарушения слуха.

Дефект глухоты и тугоухости в обществе — проблема социальная. Л. С. Выготский назвал дефект — «социальным вывихом». Это основная причина детской дефективности. Именно на социальную сторону дефекта глухоты и направлено наше исследование. Мы нашли и обозначили несколько причин вызывающих проблему социализации у людей с нарушенным слухом. Именно социальная депривация является наиболее обобщённой характеристикой сложившейся картины, с неё мы и начнём.

Социальная деривация — психическое состояние, является следствием по тем или иным причинам произошедшего нарушения контактов индивида с социумом. Такие нарушения всегда сопряжены с фактом социальной изоляции, степень жёсткости которой может быть различной, что в свою очередь определяет меру жёсткости деривационной ситуации.

Именно социальная депривация непринятие социумом, дефицит общения, стигматизация, и прочие обстоятельства могут склонить глухого или слабослышащего к девиантному поведению.



Мы начали рассматривать Проблему с детско-родительских отношений. На данный момент существует множество работ, подтверждающих важность общения ребёнка и взрослого. М. И. Лисина Выделила четыре формы общения ребёнка и взрослого:

Первая форма — ситуативно-личностное общение – характерна для младенчества. В общении удовлетворяется потребность в доброжелательном внимании, главное – личность взрослого, а все остальное, включая игрушки, отходит на второй план.

Вторая Форма – ситуативно деловое общение, в котором удовлетворяется потребность в сотрудничестве со взрослым, в рамках которого дети раннего возраста под руководством взрослого и в современной деятельности с ним раскрывают свойства и функции предметов посредством манипулирования.

Третья форма – внеситуативно-познавательное общение. В нем удовлетворяются познавательные мотивы и потребность в уважении взрослого. Дети младшего и среднего дошкольного возраст, вырываются за рамки наглядной ситуации, задают взрослым множество вопросов: «Почему?», «Зачем?», «Откуда?», «Как?», пытаясь постичь тайны природных явлений и человеческих отношений. Взрослый для них выступает в качестве эрудита, знающего ответы на все вопросы.

Четвёртая форма – Внеситуативно –личностное общение, в котором у средних и старших дошкольников удовлетворяется потребность во взаимопонимании и сопереживании со стороны взрослого. Взрослый для ребёнка – высший авторитет, чьи указания, требования, замечания принимаются по деловому, без обид, отказа от трудных заданий. Такая форма обучения значима при подготовке к школе2.

Мы видим, насколько важна связь ребёнка и родителя, насколько важно их общение. И если в семье глухих рождается глухой ребёнок, он быстро осваивает язык жестов, и вступает в процесс общения. Слышащий ребёнок в семье глухих, так же освоив жестовую знаковую систему, может общаться с родителями, и так же, он осваивает голосовой язык, и может общаться со слышащими людьми. Но если в слышащей семье рождается глухой ребёнок, то он не может общаться с родителями посредством звуков. Ребёнка можно научить воспроизводить голосом слова и воспринимать речь по артикуляции. Но таким образом, теряется смысл сказанного, данное общение является технологией, такое общение не может быть усилено эмоциями, что так важно в детско–родительских отношениях. И случается такое, что ребёнок не знает родного языка, а именно языка жестов, и не может полноценно общаться на голосовом языке. Ребёнок социально депривирован. Асоциальная деривация является одной из причин девиантного поведения.

Вторая проблема – это проблема стигматизации. Человеческой психике свойственно избегать непохожего и непонятного. Такая же стигма распространяется и на людей с ограничениями по слуху. Они воспринимаются как странные, неадекватные, чужие. Именно по этому их часто избегают, и не желают вступать с ними в контакт.

Как следствие возникает языковая проблема, невозможность общения со всеми людьми. Об этом свидетельствуют результаты исследования Шелест В. И. В своём исследовании почерка студентов с нарушением слуха, она приходит к следующим выводам:

1. Многие студенты с нарушением слуха имеют трудности в общении как между собой, так и с нормально слышащими. Наибольшие трудности имеют глухие студенты и некоторые слабослышащие. Нарушение коммуникации между студентами с нарушением слуха происходит за счёт использования разных способов общения (вербальной речи, жестовой речи, считывания с губ), сложностей в понимании между людьми, использующими разные способы общения.

2. Для студентов с нарушением слуха характерны преимущественно экстернальный локус контроля, тенденция негативно оценивать свой жизненный опыт, преобладание избегающего поведения в конфликтных ситуациях и сложности в нахождении компромиссного решения. Значимых различий по шкалам других негативных установок и потребности в общении не выявлено.

3. По результатам графологической диагностики почерков студентов с нарушением слуха можно отметить характерные для многих студентов чувствительность к информации, ранимость, потребность в помощи, внимании и руководстве окружающих, доверчивость, медленную врабатываемость. Кроме того, они общительны, часто энергичны, для них важно быть понятыми, важно присутствие близких людей. Трудности в общении отражаются на особенностях почерка и поведении: имеющие их студенты больше напряжены, быстрее утомляются. Графологическая диагностика почерков студентов с нарушением слуха даёт возможность определить характерные для них личностные черты и особенности поведения и объяснить их.

4. Сопоставление результатов формализованной диагностики и графологического анализа почерка помогает более полно описать личностные особенности исследуемой группы и составить более полный психологический портрет3.

Мы видим, что в межличностном общении нередко возникают проблемы. О подобных проблемах часто говорят государственные и правоохранительные органы. С глухими очень трудно общаться в государственных учреждениях, если в общении не задействован переводчик жестового языка. Подобные проблемы часто возникают в судах. Производство по уголовным делам о преступлениях глухих вызывает на практике большие трудности, которые обусловлены не только особенностями психологии лиц с дефектами слуха и речи, но и тем, что без переводчика невозможно проведение следственных и судебных действий, получение и исследование доказательственной информации, осуществление всех предусмотренных законом процедур4. Без переводчика невозможно не только установить психологические контакт с подозреваемым, но и получить от последнего сколько-нибудь полную информацию о совершенном преступлении5. В то же время, специальные психологи установили, что «плохое понимание переводчиком жесто-мимическо речи глухого, неправильный её перевод приводят к тому, что глухой несмотря на свою правоту, может проиграть дело»6. Таким образом, позиция человека с ограниченным слухом, зависит от переводчика, и ему очень трудно защитить себя перед лицом закона. И он понимает, что даже законопослушное поведение, не всегда спасёт его и поможет ему остаться невиновным. Как следствие, возникает недоверие к государству и закону.

Дизинформированность людей с ограничением слуха, так же является проблемой связанной с социально депривацией. Дизинформированность возникает вследствие того, что масса информации передаётся аудиально: радио, телевидение, разговоры на улицах, лекции…Люди с нарушением слуха не способны такого рода информацию воспринимать. Субтитры на телевидении предусмотрены далеко не везде, а переводчиков жестового языка можно увидеть ещё реже. Отсюда, как следствие, неумение и незнание глухого своих прав и возможностей в данной ситуации, частые обманы по отношению к глухим, известны так же случаи вступления в секты.

Что так же является важным фактором в депривации людей с проблемами слуха, отсутствие официально закреплённых понятий которые для глухого человека очень важны. Таким образом, люди с ограниченным слухом чувствуют отношение к себе. Для них очень обидно, когда их называют «глухонемыми» о чем было указано в начале работы. Они активно выступают против подобного названия. Но сейчас, в современных статьях, мы можем увидеть что их продолжают называть «глухонемыми». У людей с проблемами по слуху, возникает острая потребность в переводчике, который звуковую речь способен перевести на язык жестов. Сейчас переводчиков убрали с телевидения, и на массовых мероприятиях их можно увидеть очень редко, вследствие того, что их в принципе очень мало. Следует отметить, что не существует такой профессии как «сурдопереводчик». Есть профессия«переводчик — дактилолог» и целью его профессии является не перевод на язык жестов, а перевод на пальцевую азбуку. Пальцевая азбука – дактиль, не является языком. То есть переводчика с русского языка на язык жестов, официально не существует. И язык жестов не является официальной лингвистической системой. Мы знаем, что язык отражает менталитет народа который на нем говорит, и у языка жестов есть все, что присуще языку – фонетика, морфология, построение предложений. Глухие, тем не менее видят, насколько они депривированы от социума.

Мы убедились, что существует масса факторов, приводящих к депривации, а депривация может является причиной девиантного поведения. Но насколько девиантное поведение акцентуировано у глухих, и сколько глухих ему повержено, сейчас неизвестно. Психологии глухих и слабослышащих уделяется очень мало внимания, обычно их изучение останавливается на школьном возрасте. Психологических работ по взрослым глухим не было найдено за исключением работы В. И. Шелест. Что бы изучить предпосылки и проявления девиантного поведения у глухих людей, следует более подробно изучить их самих.



Именно этот фактор, побудил нас разработать методику для изучения поведения глухих. Методика разрабатывалась специально для людей с проблемами по слуху. За основу мы взяли тест рисуночной фрустрации Розенцвейга, из-за его наглядности и понятливости. Для начала мы обозначили блоки, которые будут оцениваться в методике:

— Блок этический – который позволял определить развитие нравственности и морали у испытуемого.

— Блок взаимоотношений – с помощью которого выяснялось насколько испытуемый готов к коммуникации, насколько он бесконфликтен и настроен на взаимовыручку.

— Блок самозащиты – в вопросах этого блока выяснялось насколько испытуемый способен защитить себя в конфликтной ситуации.

— Блок осознания собственной необычности – В котором оценивалось, насколько испытуемый осознает собственное отличие от слышащих людей.

Обозначив блоки, мы стали моделировать ситуации и создавать вопросы по каждому из блоков, и для наглядности и простоты восприятия, сделали их в качестве рисунков. Когда рисунки были готовы, мы провели экспертный анализ, предложив 10 людям с проблемами слуха дать максимальное количество ответов на каждую ситуацию. Данные ими ответы мы систематизировали, отобрав наиболее встречающиеся, и оставили на каждую карточку с ситуацией по 4 ответа. Далее, у нас возникли трудности в присвоении баллов каждому ответу. Что бы решить эту проблему, мы снова собрали группу экспертов, и разъяснив им значения каждого блока, попросили их проранжировать ответы каждого вопроса от нуля до трёх баллов. Таким образом, у нас получился стимульный материал из 20 карточек с ситуациями, и четыре шкалы которые оцениваются от 0 до 16 баллов. В оставлении методики участвовал коллектив авторов: Смыслов Д. А., Кузьмин В. В., Полинская А. Ю.

(Рис1. Образец стимульного материала)

Естественно, на этом работа с методикой не остановилась. Сейчас мы приступили к автоматизации методики, что бы испытуемые могли проходить её на компьютере. В ближайшем будущем мы планируем увеличить количество шкал, нам интересно оценить ещё и мотивационную сферу испытуемых. Так же, следует провести лингвистический анализ текста в методике, что бы у людей с нарушенным слухам не возникало проблем в понимании текста.

Тем не менее, первое пилотажное исследование с этой методикой мы провели. Возникли проблемы с выборкой. Многие с недоверием отнеслись к тестированию. Методика была отправлена по электронной почте более чем пятидесяти людям. Так же, была приложена подробнейшая инструкция о прохождении методики. При этом, все испытуемые были знакомы с экспериментатором, но ответы пришли только от четырёх человек.

В связи с этим, мы отказались от виртуального тестирования, и решили провести эксперимент на работниках и посетителях центра досуга и творчества молодёжи «Россия». Там мы не встретили отказов и возражений, и смогли спокойно провести исследование. Но мы были сильно ограничены во времени, и с этим связан малый объем выборки. В исследовании принимали участие 20 человек, с проблемами слуха разной степени. Из них, 10 человек с частичной потерей слуха (1,2,3,4 степень тугоухости), 10 с полной (глухота). Так же, следует отметить, что в числе испытуемых было 13 мужчин и 7 женщин в возрасте от 20 до 30 лет. И сначала мы решили сравнить полученные результаты в зависимости от потери слуха, а именно, мы сравнили результаты тотально глухих людей, с результатами слабослышащих. (рис. 2)

Интересно отметить тот факт, что именно у слабослышащих гораздо больше развито осознание собственной необычности. Но блок взаимоотношений, развит у них меньше. Однако, тотально глухие, лучше могут проявить самозащиту. Значения этического блока у глухих и слабослышащих практически не различается.

Теперь стоит рассмотреть Различия по шкалам относительно половой принадлежности. (рис. 3)

Здесь видны сильные различия в блоке взаимоотношений, следовательно, можно сказать, что женщинам этой выборки труднее строить взаимоотношения чем мужчинам. Но самозащита у них развита лучше. В остальных шкалах, существенных различий нет.

К таким выводам мы пришли тестируя эту выборку. Далее, как только мы завершим работу с методикой, будет проведено исследование на большой выборке, скорее всего, это будут студенты с нарушением слуха.

Кузьмин Вячеслав Вячеславович,
Москва.

Список использованной литературы:

1. Гейльман И. Ф. Ручная азбука и жесты глухонемых. Москва 1957

2. Джафаркулиев М. А. Проблемы национального языка в судопроизводстве. Баку.

3. Лысенко Е. М. Возрастная психология: Краткий курс лекций для вузов-М. Издательство ВЛАОС _ ПРЕСС, 2006

4. Назарова Н. М. Специальная педагогика. Москва. АСАDEMА. 2000.

5. Смыслов Д. А. Визуальная психодиагностика в работе практического психолога. – М. РИЦ АИМ, 2007.

6. Щерба С. П. Переводчик в Российском уголовном процессе. – М: Издательство «Экзамен» 2005.


Сноски:

1 Назарова Н. М. Специальная педагогика. Москва. АСАDEMА. 2000.

2 Лысенко Е. М. Возрастная психология: Краткий курс лекций для вузов-М. Издательство ВЛАОС _ ПРЕСС, 2006 с. 39.

3 Смыслов Д. А. Визуальная психодиагностика в работе практического психолога. – М. РИЦ АИМ, 2007.с. 88. Шелест В. И. Психологические особенности студентов и их проявления в почерке.

4 Щерба С. П. Переводчик в Российском уголовном процессе. – М: Издательство «Экзамен» 2005, с. 287

5 Джафаркулиев М. А. Проблемы национального языка в судопроизводстве. Баку. с. 125

6 Гейльман И. Ф. Ручная азбука и жесты глухонемых. Москва 1957 с. 4

Log in to comment